перейти на главную

Наше Лотошинье

Официальный сайт администрации Лотошинского муниципального района Московской области приветствует Вас!

14 августа 2015 года, Пятница, 19:44 << 70 ЛЕТ ПОБЕДЫ

Бормотовы: семья, сгоревшая в огне эпохи

Яков Степанович Бормотов жил с семью детьми в деревне Бормотово. Деревня эта Кудымкарского района, района столичного (Кудымкар до ликвидации коми-пермяцкой автономии был столицей Коми-пермяцкого автономного округа). А в ту пору, когда Яков Бормотов, оставив дома жену и семерых детей, в составе 1257 стрелкового полка 379 стрелковой дивизии попал из Кунгура (где дивизия формировалась) в Лотошинский район, его родное Бормотово находилось в составе Молотовской области РСФСР. Товарищ Молотов, в честь которого переименовали старинную Пермь, был человек жестокий, под стать эпохе. Тяжким молотом страшное время, когда на фронте убивали немецкие фашисты, а в тылу лютовали сталинские изверги (прикрывавшиеся от фронта кубиками энкэведешников), размозжило большую семью Бормотовых.

Яков Степанович воевал недолго. В кровопролитных боях за освобождение студёной, хоть и залитой горячей кровью, лотошинской земли, в бою за освобождение несуществующей теперь деревни Дьяково Я.С. Бормотов погиб смертью храбрых. Случилось это в католическое Рождество, 25 декабря 1941 года.

Прозябая в голоде с семерыми малыми детьми, жена красноармейца как-то ухитрялась добывать для ребят еду в нищем колхозе. Как многие жёны и вдовы фронтовиков, она была арестована «за колоски» (знаменитая «статья 7-8») и посажена в тюрьму. Судьба семерых осиротевших ребят была совершенно обычной для бесчеловечных времён, о которых кое-кто с тоской и придыханием сегодня шепчет «тогда порядок был». Ведь простых тружеников, в основном крестьян и рабочих, арестованных по Постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», принятого по инициативе Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И. В. Сталина и подписанного, в числе «тройки», как раз товарищем Молотовым, было осуждено не менее 180 тысяч человек. Бормотова умерла в заключении, а семерых детей отправили в детский дом. Шансов не стать сиротами у ребят не было, поскольку советская власть предусмотрела для людей, уносивших голодным детям горстку – другую ими же выращенной пшеницы два вида наказания.

Первое – расстрел с конфискацией имущества, второе – 10 лет лагерей. Анна Яковлевна много лет пыталась отыскать могилу отца. Круглая сирота с самого детства, она с помощью сына и сети Интернет вышла на след лотошинского поискового отряда «Отечество» (которому днями исполняется 20 лет), его командира историка Валерия Ананьева и Лотошинского историко-краеведческого музея.

-Анна Яковлевна с родственниками приехала к нам в Лотошино 14 августа совершенно неожиданно и,к сожалению, ненадолго. Мы съездили к памятнику, установленному на месте упорных боёв за деревню Дьяково в 1941 году. Здесь погиб её отец Яков Степанович Бормотов, здесь стоит памятник павшим воинам и погибшим от рук фашистов жителям деревни. Мы подарили семье Бормотовых подборку наших исследовательских материалов про боевой путь 379 стрелковой дивизии «От Кунгура до Праги». Большая часть публикаций посвящена лотошинским дням боевого пути кунгурских стрелков, - рассказал бессменный командир «Отечества» историк Валерий Анатольевич Ананьев.

Памятник в Дьяково стоит и Якову Бормотову, бормотовскому мужику, сложившему голову при освобождении Лотошинского района. И его уничтоженной сталинским режимом крестьянской семье, за которую он вставал в последний бой.



А.Белковский, фотографии В.Ананьева