перейти на главную

Наше Лотошинье

Официальный сайт администрации Лотошинского муниципального района Московской области приветствует Вас!

25 декабря 2017 года, Понедельник, 6:57 << НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО

"Комсомольская правда": Французский фермер нашел новую родину для своих амбиций

Потомственный фермер-животновод Филипп Камю решил закрыть дело в Нормандии и заняться сельским хозяйством в России. Повод — более, чем серьезный: заключение сделки о покупки будущей фермы, куда уже в апреле следующего года Филипп перевезет из родной Нормандии 200 своих коров!

«Другого пути у меня нет»

- Я, как сыр, - созрел! - шутит Филипп Камю. Он уже начал привыкать к российской действительности и шагает по московским лужам в резиновых калошах. -- Определился, наконец, с землей. Будем покупать ферму! Ту, которую смотрели в первый раз, в Лотошинском районе!

О твердом намерении Филиппа с друзьями заняться фермерством в России, «Комсомолка» рассказала месяц назад. Причин, по которым опытный животновод решил сменить родину, он не скрывал: жесткие правила Евросоюза ставят фермеров на грань разорения, из-за чего только во Франции кончают жизнь самоубийством до полутысячи земледельцев в год. Рынок переполнен, развиваться не дают.

Главный же «щелчок», по его словам, случился в марте 2014 года, когда Россия вернула Крым.

- Я тогда восхитился: ваша страна прислушалась к мнению людей, а не Европы и США, разве не это настоящая демократия? - восторженно говорил он тогда, бродя по подмосковным полям. На которых он собирается заниматься тем же, чем и в родной Нормандии: производить качественное молоко, которого так остро не хватает нашим сыроварам.

Те, к слову, уже выстроились в очередь за продуктом. Французы сначала не поверили своему счастью: на родине из-за затоваренности рынка им приходится сливать молоко, а здесь вон какие перспективы сбыта нарисовались!..

Тогда, посмотрев с десяток участков, в Подмосковье, друзья вернулись во Францию, «заканчивать дела».

- Как на родине? Не передумал с переездом? - интересуемся у него.

- Наоборот — еще больше стало понятно, что другого пути у меня нет, - печалится фермер. - Все становится еще хуже.

Но одними наблюдениями за сельской Францией Филипп не ограничился.

«Фермеры Европы следят за нашим экспериментом»

- Вот! - с гордостью показывает он на своем телефоне фото здоровенного трактора. - Только в прошлом году купил. Сейчас читаю ваши таможенные правила - не оставлять же его там?

- Правильно! - одобряют его планы подмосковные фермеры, взявшиеся помогать французам. А запыхавшийся глава гильдии сыроваров-ремесленников Александр Никитин тут же сообщает еще одну радостную весть - в Минсельхозе региона пообещали решить неожиданно возникшую проблему. В апреле Филипп хочет перевезти и прописать в Подмосковье 200 своих буренок нормандской породы перуж. Но оказалось, что именно этой породы... нет в спецреестре области! Привезти-то их никто не мешает, но в дальнейшем из-за этого Филипп не сможет рассчитывать на субсидии.

- А еще мы ездили в Люксембург, смотрели молочное оборудование, которое тоже сюда привезем, - рассказывает компаньон Филиппа Кристиан.

- А почему здесь не купить? Наши умельцы тоже активно включились в производство такого оборудования!

- Очень многие фермеры в Европе сейчас разоряются и распродают бизнес, - говорит он. - Отличное оборудование у них можно купить очень дешево!

- Что, все так плохо?

- Очень, - качает головой Кристиан. - И потому огромное количество крестьян из Бельгии, Франции, Германии следят за нашим российским экспериментом. И как только увидят результат, готовы тотчас же сорваться и тоже переехать в Россию. Десятки фермеров! Уже сейчас многие интересуются ценами на землю, отношениями с властями, налогами. И тоже вовсю штудируют русские таможенные и ветеринарные законы.

Рюмочку кальвадоса для коровы

Французы немного нервничают — они ждут продавца того самого комплекса под Лотошино, где они и собираются открыть свою ферму. Все уже давно обговорено, осталось лишь подписать бумаги. В ожидании сделки фермер делится своими планами и тревогами.

- А можно ли там разбить яблоневый сад? - осторожно интересуются они.

- Да, там много земли, - обещают ему подмосковные фермеры. - Стоп! А зачем тебе?

- Яблоки для коров — это деликатес! - охотно отвечает Филипп Камю. - Сок пойдет на сидр, жмых — коровам. Что-то пойдет на кальвадос, рюмочку которого по нормандской традиции я даю корове во время отела.

- Ничего себе! - удивляются вокруг.

- Роды проходят менее болезненно и у коровы меньше стресса… И еще мне нужно это….

С русским у Филиппа не очень, а потому объясняется рисунками. На салфетке появляется кукурузный стебель. - А, силос, силос найдем! - с готовностью бросаются на выручку русские фермеры.

- Но силос! - протестуют французы. И, отчаянно помогая себе жестами, объясняют: нужен лишь початок молочной зрелости. Все остальное годится лишь на подстилку для коров.

- А у нас сплошь и рядом силосом кормят…

- Такое молоко не годится для сыра, - объясняют те. - Хорошее молоко только на треть зависит от породы. Во всем остальном — от рациона...

… А вот и звонок, ради которого мы все и собрались. Подписи, печати. У продавца, пожелавшего остаться неизвестным для прессы, рядом с будущей фермой Филиппа еще немало земли, которую он продолжит пахать и сеять. А потому он обещает быть рядом и если что — помочь по-соседски техникой и кормами. Такая солидарность определенно нравится гостям.

Сделку по русской традиции закрепляют рукопожатием. А затем и сдвинутыми бокалами с красным вином.

- Ну, пур ля патри! (за родину!) - специально для этого случая выучили фразу русские фермеры.

- За новую Родину! - поправляют французы.



Источник: https://www.kp.ru
Фото: АЛЕКСЕЙ ОВЧИННИКОВ