перейти на главную

Наше Лотошинье

Официальный сайт администрации Лотошинского муниципального района Московской области приветствует Вас!

9 февраля 2015 года, Понедельник, 18:41 << НОВОСТИ БЕЗОПАСНОСТИ

МЧК и «Тактический центр». Неизвестные страницы

Не за горами столетний юбилей органов безопасности Российской Федерации. Отсчёт своей деятельности они ведут с 20 декабря 1917 года, со дня образования Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности. По сей день история образования ЧК и деятельность её в первые десятилетия ХХ века вызывает страстные споры. Одни делают упор на показе негативных сторон деятельности ЧК, злоупотреблениях и преступлениях, другие видят в ней символ непримиримой борьбы с врагами в интересах государства. История противоборства спецслужб с подпольными контрреволюционными организациями в начале ХХ века содержит немало «белых пятен». Просматривая следственные дела того периода, по крупицам можно восстановить недостающие фрагменты мозаики событий тех драматических лет. В феврале 1918 года произошёл распад старой государственности и образование новой. В стране при высокой политической активности широких слоев общественности началось широкая дискуссия, как лучше управлять государством. Победа Октябрьской революции и вовсе расколола общество. Чтобы удержать власть, большевикам требовалась армия для обороны страны и специальный орган по выявлению и пресечению тайных подрывных действий враждебных правительству сил. Вследствие этого 20 декабря 1917 года (дата приведена по новому стилю) Совет Народных Комиссаров принял постановление об образовании Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем. В начале 1918 года было принято решение об образовании чрезвычайных комиссий на местах. Одной из первых 5 марта 1918 года была образована Московская чрезвычайная комиссия. Одним из первых дел, раскрытых ЧК, стало дело так называемого «Тактического центра». Неизвестно, как сложилась бы судьба России, если бы не была пресечена его деятельность. После Октябрьской революции представители крупнейших политических партий почти одновременно заговорили о необходимости объединения сил, считая, что Советы не являются истинными выразителями интересов всего народа. Эти политики настаивали на передаче власти и полномочий по переустройству страны Учредительному собранию. Такую позицию поддерживала значительная часть крестьян и рабочих. Политическая раздробленность закономерно сменилась сплочением вокруг общей идеи – борьбы с Советской властью. В мае-июне 1918 года в Москве был организован «Национальный центр». Первым председателем его Московского отделения был избран Д.Н. Шипов, руководивший им вплоть до ареста в начале 1919 года. Затем его возглавил Н.Н. Щепкин. Члены организации занимались разработкой законопроектов, организующих работу государства в случае поражения большевиков. Но «Национальный центр» не был просто безобидной академической организацией, занимавшейся законотворчеством. В его составе была военная организация, членами которой были почти исключительно кадровые офицеры и представители аристократических семей. Военная организация имела ячейки, внедрённые в части только что организованной Красной Армии, а также налаженную связь с белогвардейскими частями. В конце 1918 года военная организация развернулась в довольно значительную конспиративную организацию с централизованным руководством и широко разветвленной сетью сторонников, проникнувших в разные военные учреждения. Эта организация получила название «Штаб Добровольческой армии Московского района». Штаб сделал упор на разведывательную деятельность, тем самым способствуя работе разведки и контрразведки Белого движения. Весной 1919 года «Национальный центр» вошел в состав вновь образованной организации – «Тактического центра». Его создание ознаменовало образование единого антисоветского фронта, включающего политические группировки от монархистов до меньшевиков-«оборонцев» и правых эсеров. Задачами новой организации были устранение власти коммунистов, восстановление государственного единства России, созыв Учредительного или Национального собрания. После создания «Тактического центра» политическое руководство московской военной организацией перешло к нему. «Национальный центр» был раскрыт Всероссийской чрезвычайной комиссией в сентябре – октябре 1919 года, установлено и арестовано около 700 человек. На допросах его участники старались называть только фамилии лиц, уже известных органам ВЧК, либо тех, кто находился на территории, не подконтрольной Советской власти. Арест деятелей «Национального центра» в октябре 1919 года не поставил точку в работе органов ЧК по раскрытию этой организации. Одной из первостепенных задач было пресечь деятельность военного блока, подчинявшегося «Тактическому центру». В архиве Управления ФСБ России по г. Москве и Московской области хранится следственное дело, свидетельствующее о том, что московские чекисты принимали непосредственное участие в раскрытии этой хорошо законспирированной организации. 12 ноября 1919 г. от секретного сотрудника Особого отдела МЧК было получено сообщение, что «в управлении службы сборов Северной железной дороги … служит бывшая княгиня Ширинская-Шахматова. У неё есть гражданский муж, доктор, Василий Алексеевич или Алексей Васильевич / фамилия неизвестна/, живёт где-то в Замоскворечье. … Известно, что он ездит куда-то в Смоленск охотиться, но имеет там дела с какими-то немцами по делам контрреволюции. … Переодевается иногда рабочим». В этот же день МЧК предприняла попытку установить Ширинскую-Шахматову, но проверка службы сборов Северной железной дороги результата не дала. По уточненным агентурным данным стало известно, что фамилия разыскиваемой Ширинская-Шихматова, установлена она была в списках служащих Наркомата продовольствия, там же был получен ее адрес. Предстояло собрать как можно больше информации о Ширинской-Шихматовой. Для выявления её причастности к деятельности контрреволюционной организации в её окружение был введён агент МЧК. По сведениям, полученным агентом, выяснилось, что Ширинская-Шихматова Нина Николаевна - потомственная дворянка, княжна. С её слов, она приходится дочерью обер-прокурору сената. Настроена княжна была против существующего строя, и говорила об этом в кругу близких знакомых. У неё действительно бывал некто по имени Алексей Васильевич. Со слов Ширинской, в Москве белогвардейцами составлен заговор, руководит которым «Штаб», а Алексей Васильевич является «квинтэссенцией» этого заговора. Сотрудникам МЧК предстояло установить этого «Алексея Васильевича». Информация о нем была крайне скудная, было известно только, что он служит врачом где-то в Замоскворечье. Врачи того времени, проживавшие в городе, регистрировались в «Больничной кассе врачей города Москвы». Туда-то в первую очередь и направились московские чекисты. Удалось выяснить, что в кассе числится только один врач с таким именем, Букин Алексей Васильевич. Он был приглашен на беседу в МЧК, в ходе которой выяснилось, что с Ширинской Букин не знаком. Через некоторое время источник в окружении княжны сообщил, что ему удалось лично встретиться со знакомым Нины Николаевны. Им оказался Алексей Васильевич Мудров. «Доктор» оказался служащим спортивного отдела Александровских железных дорог Всевобуча. В Больничной же кассе он не регистрировался, чтобы избежать отправки на фронт. Фигура Мудрова заинтересовала Московскую чрезвычайную комиссию, и предпосылкой к тому служило не только социальное происхождение. Сбор информации о «Докторе» показал, что он был политически активной фигурой, по взглядам принадлежал к кадетам. К этой же партии принадлежал арестованный ранее ВЧК руководитель Национального центра Н.Н. Щепкин. Мудров – сотрудник Всеобуча, а 29 августа на квартире у Щепкина был арестован Павел Маркович Мартынов, бывший офицер при ставке главнокомандующего, в последнее время окружной инспектор Всевобуча. В собственном заявлении в ВЧК Мартынов показал, что входит в состав военной организации Национального центра. Было принято решение взять Мудрова в разработку, установив за ним наружное наблюдение. Являясь врачом, Алексей Васильевич под благовидным предлогом мог контактировать с разными людьми. А практика врача Мудрова была обширной. Московские чекисты составили список всех адресов, в которых бывал «Доктор». Особому отделу МЧК пришлось немало потрудиться, чтобы составить списки жильцов всех квартир, которые посещал Мудров, выявить их круг общения, выяснить отношение к существующему строю и причастность к контрреволюционным организациям, кропотливо отсеивая связи, не представляющие оперативного интереса. Работая во Всеобуче, «Доктор» мог свободно передвигаться по территории всей страны. Для того чтобы устраивать себе поездки, он вышел с предложением о необходимости обследовать все железнодорожные медицинские пункты Александровской железной дороги до Орши. Для проезда он брал документ, что «тов. Мудров командируется для обследования на все ж.д. и все медицинские пункты и имеет право провозить всякие секретные бумаги». Бывая у Ширинской, Мудров часто с ней вел разговоры о работе белогвардейской организации. Вот что говорилось по этому поводу в полученных сообщениях: «В первых числах декабря 1918 года как будто готовилось выступление, было все приготовлено, были по окраине Москвы расставлены пушки, а в центрах, во многих местах были пулеметы и в учреждениях, т.е. в Спасских казармах и в конной казарме…, т.е. где только возможно, везде были их силы». Выступление не состоялось, «т.к. была получена спешная депеша с юга, чтобы подождать и отложить до следующего раза в виду того, что наступление Краснова весьма неудачно было». После разгрома армий Колчака и Деникина организация, к которой принадлежали разрабатываемые лица, вступила в сношение с поляками. По словам Ширинской, «Доктор» сам ездил для переговоров в Польшу. Это же косвенно подтверждается и тем, что в своих разговорах в декабре 1919 года они высказывались о хорошем оснащении польской армии: «Поляки готовят 400 000 армию, новое обмундирование английское, вооружение германское и орудия французские, все это хорошо оборудовано и приготовлено». В конце ноября 1919 года МЧК активно занимается разработкой Ширинской и Мудрова. Агентура МЧК, работающая по делу, сообщала, что настроение как самой Ширинской так и «Доктора» крайне реакционное. Ширинская принимает участие в заговоре в виде посредника: дает явки, вербует участников заговора, осведомляет и снабжает Штаб сведениями из учреждений, например, пользуясь служебным положением, «достаёт» домашние телефоны народных комиссаров, дает информацию о состоянии продовольствия в стране, интересуется военными передвижениями. Место своей службы княжна использовала как явочный пункт. Мудров Алексей Васильевич был арестован Московской Чрезвычайной Комиссией 27 апреля, а Ширинская-Шихматова Нина Николаевна в июне 1920 года. По материалам журнала «ФСБ:за и против» № 6, 2012 г



«ФСБ:за и против» № 6, 2012 г